Подписаться на рассылку

Вы можете подписаться на нашу рассылку, заполнив необходимые поля снизу. Будьте в курсе всех новых мероприятий и новостей.

Шедевры ждут возвращения домой

О культурных ценностях, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны

 

К 80-летию освобождения города Калинина

от немецко-фашистских захватчиков

 

Более десяти лет назад журнал «Реноме» поднял вопрос о культурных ценностях, утраченных и похищенных в период немецко-фашистской оккупации нашего города. Редакция журнала опубликовала интервью с писателем–документалистом Евгением Федоровым, известным читателю по книге «Правда о военном Ржеве. Документы и факты». Сотрудник КГБ Е.С. Федоров после выхода в отставку много лет посвятил сбору информации о военном Ржеве.  Он работал в архивах МВД, КГБ, ГРУ, добился получения фото- и ксерокопий немецких документов из Национального музея США в Вашингтоне.  Ему удалось обнаружить информацию об изъятии из фондов Калининского областного краеведческого музея порядка ста ценных картин для    командного состава группы армий «Центр». По его данным, десяти генералам вермахта было передано по десять музейных работ. Он мечтал вернуть их нашему городу.  К сожалению, возраст помешал Евгению Степановичу реализовать благородные   намерения.  Но сегодня у нас появилась возможность продолжить эту тему.

 

«Лакомый кусок» для Третьего рейха                                                 

К темекультурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны, я пришла совершенно неожиданно для себя. Как краевед, я занималась историей Ландэзенской улицы – так с 1906 по 1919 годы называлась современная улица Жигарева. Мне казалось несправедливым, что имя известных тверских врачей и благотворителей фон Ландэзенов исчезло с карты города. Тем более выяснилось, что кроме Эдуарда Федоровича и Эдуарда Эдуардовича была еще и третья Ландэзен – Мария Эдуардовна (псевдоним Ланская), музыкальный педагог и оперная певица.  И вот здесь меня упрекнули в том, что я «протаскиваю» коллаборационистов, что Ланская показана в негативном свете в романе Бориса Полевого «Доктор Вера».  Я обратилась в Центр документации новейшей истории и добилась допуска к делу тверских коллаборационистов. Имя Ландэзен-Ланской там, естественно, не фигурировало. Вероятнее всего, из идеологических соображений Полевой просто использовал для своего литературного персонажа хорошо известную дворянскую фамилию.

Но благодаря этому случаю я оказалась первым независимым исследователем, допущенным к работе с делом тверских коллаборационистов, то есть лиц, сотрудничавших с гитлеровцами в период немецко-фашистской оккупации Калинина. Большая часть этого дела посвящена утраченным в период немецко-фашистской оккупации художественным, историческим и библиографическим ценностям нашего города. В годы советской власти этот вопрос замалчивался, только в 2009-2011 годах Министерством культуры РФ был издан Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны (Тверская область – 17 том в 4 кн.). В 2017 году было признано, что «в период немецко-фашистской оккупации практически все коллекции музея были утрачены, сохранилось около 2% разрозненных предметов».

В следственных материалах тверских коллаборационистов в отдельную папку   выделено дело Сергея Николаевича Юренева (дело 7809 Архив,  ф. 58 – 1а ус, л.л. 78, 78-об.),  который в период оккупации возглавлял краеведческий музей и имел непосредственное отношение к его разграблению.

Профессор Калининского педагогического института А.Н. Вершинский, который хорошо знал довоенную коллекцию и участвовал в ее комплектовании,  в статье «Бои за город Калинин» (1945 г.) писал: «Как старый приволжский русский город Калинин хранил в библиотеках,  музеях богатое культурное наследие: книги, коллекции исторических предметов, памятники художественной старины. Гордостью Калинина  был известный всей Европе музей, основанный в 1866 году. Он располагал богатейшими экспонатами отделов природы, истории, экономики, быта». [1]   Фонды наших библиотек  и архивов,  музейные коллекции  были весьма  «лакомым куском»  для  фашистской Германии и неизбежно должны были находиться под пристальным  вниманием  СС  и  культурной разведки Третьего рейха.

 

Живописные полотна в руках врага

В рамках выработанных идеологами нацизма доктрин по уничтожению «неполноценных» народов СССР сразу же за наступающими войсками вермахта выступали представители специально созданных организаций, целью которых были захват, отбор и вывоз на территории Третьего рейха  культурных ценностей.  В   прифронтовой полосе, как правило, работал Künsberg батальон Риббентропа – зондеркоманда Кюнсберга – батальон особого назначения СС, специально организованное подразделение при Министерстве иностранных дел Германии, созданное по инициативе И. Риббентропа.  Командовал батальоном майор войск СС фон Кюнсберг. «Группа Кюнсберг» состояла из нескольких айнзатцкоманд (Einsatzkommando, EK), каждая из которых действовала в тылу определенной группы армий.  В районе группы армий «Центр» действовала EK «Нюрнберг», именно ей была поставлена задача захвата культурных   ценностей Москвы. 

При захвате города они встраивались в передовые части вермахта, ведущие наступление на противника. В нашем случае это элитарное соединение  вермахта – 1-я танковая дивизия из состава  41-го моторизованного корпуса  третьей танковой группы армий «Центр» (командир генерал-майор В. Крюгер).  Ее авангардом была передовая колонна доктора Йозефа-Франца Экингера (17.12.1904 г. – 17.10.1941 г.).

Как правило, у айнзатцкоманд на руках уже были подробные  карты города, описания всех объектов, в которых можно было поживиться ценной документацией любого характера, а  также культурными ценностями, этой информацией их заранее  обеспечивал  абвер.

К началу войны коллекции Калининского краеведческого музея были размещены в церкви Мины, Виктора и Викентия в Затверецкой части города (ул. Кропоткина); в Воскресенском храме в Затьмачье (ул. Баррикадная); центральное здание музея находилось в современном соборе Вознесения Господня на ул. Советской.

Согласно материалам следственного дела С.Н. Юренева, еще до начала танкового прорыва наиболее ценные экспонаты и книги музея и  библиотек были  переведены  в подвальные  помещения  областного Дома учителя (ул. Советская, 42).

 

Дословно

Особый интерес представляют  материалы  допроса  С.Н. Юренева   от 06.01.1942 г.     «Вопрос: выдавались ли произведения из музея?

Ответ: Епископ Василий требовал, чтобы из музея были выданы вещи для оборудования церкви: все иконы и старопечатные книги духовного содержания. Я считал, что это было бы большим ущербом для музея. Майор Зееман (с ним познакомился в ноябре 1941 г.) оказал помощь в сохранении коллекции для музея, и епископ Василий удовольствовался теми предметами, которые я счел возможным выделить из музейной коллекции. Генерал Реке – губернатор г. Калинина приходил трижды осматривать картинную галерею. Последний, третий раз пришел, чтобы отобрать 10 картин. Ему были переданы полотна художников: Богданова-Бельского, Савицкого, несколько этюдов Родимова (так в документе – авт.) из жизни Средней Азии. Затем 12 картин – для части какого-то немецкого генерала, была выдана расписка переводчиком по имени Петр, который являлся внуком академика живописи Константина Егоровича Маковского от брака его дочери Елены Константиновны с немецким скульптором. В мое отсутствие 10 картин взяли для графа (?) и для одного артиллерийского генерала, фамилию которого не знаю. В мое отсутствие картины выдавались Бенефельд Инной  Васильевной. Ясинский предложил дать 1012 картин для «офицерского собрания», я это оттягивал и выдавать эти картины не пришлось».  

На правах версии

Кем были  люди, принявшие участие в присвоении  наших национальных ценностей? Разберем пофамильно.

1. Генерал-лейтенант Генрих Рекке(Heinrich Recke) – командир 161-моторизованно пехотной дивизии – тактическое соединение сухопутных войск вермахта.  С июня 1941 г.  по ноябрь 1943 г.  входила в состав 3-йтанковой группы группы армий «Центр» (Рейнхард). В период оккупации  Калинина  Рекке подчинялась  Калининская ортскомендатура  (№ 1/302), сотрудником которой являлся С.Н. Юренев (аусвайс № 24).

По свидетельству Юренева, Рекке приходил в музей с набором открыток немецких художников. Различия между «арийским» и «неарийским» искусством он, очевидно, не знал. Юренев подробно перечисляет художников, картины которых он отобрал для генерала: Богданов-Бельский, Савицкий, Радимов. Генрих Рекке пропал без вести в сентябре 1943 г. в районе Красной Поляны.

2. В  военной литературе  о сражении за Калинин часто  фигурируют еще два генерала: генерал-майор Вальтер Крюгер  – командир  1-й   танковой дивизии и  генерал-лейтенант Отто-Эрнст  Оттенбахер  – командир 36-й моторизированной дивизии. В январе 1943 г. 1-я танковая дивизия была  переформирована и направлена на Западный фронт. Крюгер  умер в 1973 году  в  ФРГ.

 В октябре 1941 года  генерал Оттенбахер был тяжело ранен под Калинином и   отправлен в Берлин.  Затем служил на Западном фронте. Умер  в 1976 году в ФРГ.  Так же как  генерал  Рекке,   Вальтер Крюгер  и Отто-Эрнст  Оттенбахер  возглавляли подразделения в составе  3-й танковой группы – основного  участника наступательной операции немецких войск на Калинин. Это увеличивает вероятность того, что  именно эти генералы изъяли  ценные экспонаты из краеведческого музея, рассматривая их как военный трофей.

3. Майор Зееман (Зельман – по протоколам допроса Ф.С. Ключникова – сотрудник городской управы).  Юренев позиционирует его как подчиненного генерала Рекке, в ведении которого находилось  нескольких  зданий в Затьмачье.  В ходе  допросов Юренев  признается в том,  что  он посещал дом Зеемана, где они  брали собаку и отправлялись  в   Воскресенский  собор  на Баррикадной улице. Маршрут их движения указывает на здание тайной  военной полиции (ГФП)  на ул. Софьи Перовской, д. 15.  М.И. Иванов  открыто  говорит на допросах, что Зееман был агентом гестапо и занимал в ГФП должность начальника отдела  пропаганды. В системе захвата и вывоза художественных ценностей ГФП выполняла функцию охраны.

4. Ясинский Валерий Амвросиевич (1895 – 1966?) – бургомистр города  Калинина в 1941 г. Дворянин,  штабс-капитан  в  армии Колчака,   подполковник вермахта,  затем  – активный деятель РОА. Брат Ясинского  Виктор  был офицером  абвера.

В протоколах допросов Юренева говорится, что Ясинский требовал      выдачи 15 картин для его квартиры. Вестой 2020 года тверской предприниматель Елена Тузина в частной беседе сообщила мне, что картина Левитана из фондов краеведческого музея долгое время хранилась в семье шофера Ясинского. В 60-е годы, по словам его внука Сергея Якимова, картина была сожжена.   Этот факт свидетельствует о том, что Юренев скрыл действительное количество картин, переданных оккупационным властям. Уходя на Запад, подчиненные Ясинского передали музейные ценности своим людям в городе.  Цифра Е.С.Федорова может быть более точной – 100 картин.  Велика вероятность того, что сотрудники русской городской управы   спрятали в тайниках музейные вещи, которые могли храниться в земле и неотапливаемых помещениях.  Немцы рассчитывали вернуться в город летом 1942 года.

5. Епископ Василий (Василий Васильевич Ратмиров) – советский разведчик, участник операции «Послушники». Согласно протоколам допроса  Юренева, ему были переданы из церковной утвари «Архиерейское кресло, Влахернская икона «Спасителя», несколько икон второстепенного значения».  В   Сводном каталоге они отсутствуют.

6. Маковский Константин Егорович   (18391915) – русский живописец, один из ранних участников товарищества передвижников.   Его дочь   Елена Константиновна – русская и немецкая художница и скульптор, была замужем за австрийским скульптором Рихардом Лукшем и носила двойную фамилию Лукш-Маковской. По всей вероятности, речь идет о ее старшем  сыне  художнике Петере Лукше (1901 г. – ?).  Петер Лукш  был призван в ряды вермахта и  служил на Восточном фронте,  домой  он не вернулся, его судьба неизвестна.

7.  Граф (?). Исследование списочного состава 3-й танковой группы группы армий «Центр» показывает, что в ее составе находился только один человек, имеющий графский титул. Речь идет о лейтенанте  1-го танкового батальона  113-го  моторизированного пехотного полка 1-й танковой дивизии   графе фон дер  Шуленбурге.  Шуленбурги – знаменитый немецкий аристократический  род.   Фридрих-Вернер, граф фон дер Шуленбургбыл  последним  послом Германии в Москве. Казнен  в 1944 г. за участие в заговоре против Гитлера. Свидетельство  Юренева о посещении музея представителем семейства  Шуленбургов  и художником  Петером Лукшем, который мог выполнить экспертизу международного класса,  очевидно, свидетельствует о работе в прифронтовой  полосе зондеркоманды  оберштурмбанфюрера СС Эберхарда Кюнсберга.

Для столь  утонченного  ценителя искусства,  каким был граф Фридрих-Вернер фон дер  Шуленбург, особый  интерес  могли  представлять  коллекция  картин  европейской живописи  из имения графов Куракиных в Зубцовском районе Тверской  губернии, а также картины охотничьей тематики из имения князей Ширинских-Шихматовых в Вышневолоцком районе.  Для украшения его замка  весьма уместны были бы  и  музейная коллекция старинного   оружия, и саксонский и берлинский  фарфор,  и уникальная дворцовая  мебель. Весьма возможно, что они были предварительно отобраны по заказу посла Германии.

8. Юренев Сергей Николаевич  (1896 – 1973) принадлежит к  известному  провинциальному  роду дворян  Юреневых (6-я книга дворян Псковской губернии).  Их  близкий родственник Петр Петрович Юренев был членом  Государственной Думы Российской империи II созыва от партии кадетов. После прихода к власти большевиков занимался антисоветской деятельностью, затем эмигрировал за границу.  В   1920 г.  Сергей Юренев и его брат Георгий были арестованы Витебским ЧК за связь с зелеными бандами и подверглись административному выселению. С июля 1920 г. Юренев жил и работал в Твери, занимаясь преподавательской, музейной и научной работой в различных учреждениях.

В протоколах  допросов Юреневаочевидно прослеживается  взаимодействие коллаборационистов с зондеркомандой-07а (ЗК 7а)   (Отто Карл Штеймле). Коллаборационисты признаются в том, что  передали зондеркоманде энциклопедические издания из фондов наших библиотек,  а также ряд архивов преподавателей калининских вузов.

Ими  также была разработана агитационная листовка «За что вы сражаетесь, красноармейцы», предназначенная для распространения среди  солдат РККА; статья  аналогичного содержания  была передана в редакцию  газеты  городской управы «Тверской вестник» (редактором газеты    был  экс-секретарь музея    Константин Иванович Никольский).  Это было расценено следствием как разведывательно-пропагандистская  деятельность и, соответственно, переход на сторону врага.   

В 1942 г. С.Н. Юренев был судим  военным трибуналом  Московского округа по ст. 58.1 а – измена Родине  (10 лет ИТЛ).  После освобождения он  поселился в Бухаре. Здесь его считали политзаключенным, несправедливо осужденным по доносу.  Даже дочери брата Владимира Ольге Владимировне Юреневой  он  говорил, что  был  вынужден назваться директором музея, чтобы спасти  художественные ценности, что «при допросе ему все время угрожали арестом и под этой же угрозой заставили подписать протоколы допросов».  [2]  Именно эта версия была использована при разработке «Библиографического словаря востоковедов – жертв политического террора в советский период (1917 – 1991)» и «Сводного каталога культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны. Т.17. Тверская область. Тверская картинная  галерея».  В Бухаре посетители жилища   Юренева отмечают наличие большого количества книг, старинные рукописи.   Были в его коллекции и голландская живопись, и старинный фарфор, и даже алмазные четки.  Откуда все это появилось у бедного зэка, живущего на пенсию в 50 рублей?  Юренев умер в 1973 году. После его  смерти  коллекция, включая значительное количество  азиатских  древностей,   была передана в различные музеи страны, в том числе  в  Государственный  музей Узбекистана.

        

Вместо эпилога

 1. В хищении ценностей Калининского краеведческого музея участвовали  две зондер (специальные) команды СС: зондеркоманда Кюнсберга и зондеркоманда – 07 а. Следы деятельности   «Оперативного штаба «Рейхсляйтер Розенберг»  не обнаружены. 2. Не менее 100 ценных полотен  были выданы  генералитету  3-й танковой группы  группы  армий «Центр» – основного  участника наступательной операции на Калинин.  Велика  возможность их хранения у потомков  на территории ФРГ.   3.  Коллекции  фарфора, серебра, бронзы,  мраморные скульптуры до сих пор могут находиться в глубоких подвалах исторических  зданий в центральной части Твери.  

Их нужно искать и вернуть городу!

                                                                                                         Елена РАДЧУК       

 

Адрес редакции: 170100, Тверь, Вагжановский пер., д. 9 офис 311
Тел./факс: (4822) 57-00-70, тел./факс: (4822) 41-95-18
Мы в соц сетях:
Яндекс.Метрика