Подписаться на рассылку

Вы можете подписаться на нашу рассылку, заполнив необходимые поля снизу. Будьте в курсе всех новых мероприятий и новостей.

Искусство. Пейзаж, в котором не спрятаться!

Художник Михаил Стоячко отвечает на вопросы журнала «РЕНОМЕ»

Приехал как в командировку, а остался навсегда
– Михаил, когда настал тот момент, когда ты понял, что будешь художником и ничто не изменит твоего решения? Только холст, мольберт, краски и все!
– Наверное, в художественной школе. Я вырос в Твери (тогда – Калинин), в Заволжье, на бульваре Шмидта, и она сыграла самую большую роль в выборе моего пути. Там были великолепные преподаватели, и именно там я впервые услышал имя Людмилы Юга. В моей семье всегда с трепетом относились к искусству. Папа был главным энергетиком Горремстройтреста, мама – преподавателем английского языка в 22-й школе. Мы часто посещали выставки, и имена наших тверских мэтров – Шумилова, Дубова, Волкова – были знакомы мне с детства.
Потом была учеба в Венециановке, и учиться мне было действительно интересно.На дворе были 80-е, и по окончании училища я вместе с другими сокурсниками – Георгием Володько, Андреем Верещагиным, Евгением Шалыгиным отправился в Москву, в Измайлово. Сейчас я понимаю, что вся эта уличная торговля была хороша на тот момент, но сейчас не дай Бог, чтобы все это повторилось.
– Но тебя это закалило?
– Меня – да, но не хочу, чтобы мои дети так закалялись. Это были жуткие времена, не все могли пройти через них, многие просто спились, далеко не все остались на плаву…
– Тверь, Москва, а потом вдруг Калязин. Так?
– Да. Моя супруга была из Калязина, она заканчивала в Твери мединститут и проходила интернатуру в7-ой горбольнице. У нас были трудности, мы снимали однокомнатную квартиру, и квартирный вопрос стоял очень остро. А тут дядя моей жены предложил нам свое жилье в Калязине, и мы согласились. Поначалу я рассматривал этот переезд как долгосрочную командировку.Думал – ну, поживем и вернемся. Но вмешался случай…
– И какой?
– Когда я уже почти собрал чемоданы, меня неожиданно пригласила к себе на беседу завотделом культуры Людмила Ефимова и сделала мне предложение, от которого я не смог отказаться, – открыть художественное отделение для детей. Я согласился. Сначала это было отделение, потом, в 1999 году, оно получило статус школы. Сейчас в ней 180 учеников. Школа является лауреатом российских и международных конкурсов. И я горжусь, что так сложилась судьба.

Встретил людей, которых никогда бы не встретил в Твери
– Чем же еще тебя привлекла эта земля?
– Волга –большая и широкая, почти три километра в разливе, волны как на море. Красота! Да, первое время мне, городскому жителю, трудно было здесь. Первое время я все возненавидел, а потом искренне полюбил! Жена в шутку говорит: выходила замуж за тверского, а он переехал в Калязин, и теперь его палкой отсюда не выгонишь (улыбается). Но я не жалею. Здесь настоящая чистая провинция, здесь можно работать и творить, здесь я встретил людей, которых, возможно, никогда бы не встретил в Твери: народного художника России Щербакова В.В., народного художника России Никонова П.Ф. У последнего до сих пор получаю ценные консультации по живописи.
– Какие самые значимые моменты в твоем творчестве ты хотел бы выделить особо?
– Конечно, работа на Академической даче им. И.Е.Репина в Вышнем Волочке. Здесь плодотворно работали и работают признанные мастера русского искусства, и знакомство с ними – честь для любого художника. Именно там в свое время у меня произошла встреча с народным художником СССР Юрием Кугачом, член-корреспондентом РАХ Григорием Чайниковым, членом союза художников России Владимиром Акиншиным. Их советы были очень важны для меня. Именно там я научился тому, чему не научишься ни в одном учебном заведении. Именно там сохраняются традиции русского реализма.
– А из недавних проектов что больше всего запомнилось?
– Благодаря тесному знакомству с удивительнойтворческой семьей Людмилы Юга и Николая Погорелова смог попасть в международные поездки художников, в рамках культурного партнерства стран АСЕАН с Российской Федерацией – в Малайзию и Таиланд. Эта работа над пейзажем в совершенно другой стране – просто кладезь опыта. Сразу открывается иной взгляд на искусство. Творческий отчет об этих поездках был представлен на выставках в Москве и Твери.
– А твоя миссия как художника?
– Это продолжать и развивать традиции исконного русского реализма и пейзажа. И ничего менять мне не хочется. Хочу понять пейзаж глубже, как это сделали гениальные Исаак Левитан и Алексей Саврасов. Здесь же хочется привести и слова первого секретаря Союза художников России Владимира Щербакова. Как он говорил, в портрете можно спрятаться за похожестью, в натюрморте – за фактурой, в пейзаже вы никуда не спрячетесь, мы все ощущаем его одинаково. Передать настроение, эмоции, запахи, состояние весны – вот это сверхзадача, и она под силу не многим! Вот эта миссия для меня самая главная. Считаю, что теперь, после 50, я буду заниматься исключительно русским пейзажем.

Пишу картины, будто… дирижирую оркестром
– Красивое выражение: состояние весны. А какое время года ты любишь больше всего изображать на холсте?
– О, мощь – это русская зима! Это то состояние, когда, в силу погодных условий, ты не сможешь долго находиться на улице, когда нужна соответствующая экипировка, когда короткий световой день. Но во всем этом и уникальность нашей русской зимы с ее не слишком жесткими морозами. Когда природа в снегу, кажется, что она спит, а она просто дремлет и внутри нее все живет! Я действительно очень хорошо чувствую зиму. Могу быстренько на улице сделать этюд, а потом уже в мастерской все довести до совершенства. В этот момент у меня ощущения, будто я дирижирую оркестром и наперед знаю все партии!
– Тогда такой вопрос. Если ты так любишь зиму, то сколько оттенков белого на твоих полотнах?
– В том-то и дело, что их должно быть мало! Знаешь, люблю повторять такие слова. Сначала художник рисует просто и плохо. Потом сложно и плохо. Потом сложно и хорошо. И только потом просто и хорошо. У меня как раз был случай во время работы на Академической даче. Мне тогда очень хорошо объяснил это художник Всеволод Сафонов, который заметил: «Зачем столько красок, ты же этого не видишь! Ты специально хочешь понравиться зрителю? Возьми присадочку к белилам, зеленую красочку, чуть ее туда добавь, и снег будет пушистым…»
– Михаил, ты живешь исключительно своей школой и живописью. Или есть еще какая-то еще грань твоего таланта, о которой мы не знаем и не догадываемся?
– Конечно, мое близкое окружение знает, что я не только художник. Еще с детства я искренне был увлечен музыкой. В молодости играл на барабанах, причем учился у барабанщика Бориса Спиридонова, ныне звонаря церкви Белая Троица. Я в составе музыкального коллектива вместе с моим братом выступал в ресторане «Река», был и в составе оркестра в ДК им. Трусова. Мне очень все это нравилось. Когда переехал из Твери в Калязин, ничего не изменилось. Наоборот, мое влечение к музыке получило дополнительный стимул. В школе искусств, которую я возглавляю, есть большое музыкальное отделение, которое дорого мне не меньше, чем художественное.
Там же, в Калязине, произошел удивительный случай. В местном ДК поставили барабанную установку, на которой я время от времени упражнялся. Однажды, услышав мою игру, ко мне подошел не кто иной, как Леонид Шорников, москвич, руководитель ансамбля «Огни Москвы», в 60-70-х годах не раз аккомпанировавший Иосифу Кобзону, Валентине Толкуновой. Он сел рядом за фортепиано и предложил вместе что-нибудь сыграть, что мы и сделали, устроив настоящий джазовый концерт. Было здорово!
И еще об одном. Сейчас на многих крупных мероприятиях в Твери с огромным успехом выступает ансамбль барабанщиц. Так вот этот коллектив тоже работает ивыступает под моим руководством на базе Калязинского ДК. Так что вот она какая провинция (улыбается).
– И под финал нашей беседы традиционный вопрос – о планах…
– Главное для меня сейчас – это подготовка к моей юбилейной персональной выставке. Работ, созданных в различные периоды моей жизни, будет представлено действительно много, не менее сотни. Открытие экспозиции запланировано на 6 июля в Центральном выставочном зале Твери. И я с удовольствием приглашаю вас лично и читателей вашего издания на презентацию этой знаковой для меня выставки!
Беседовала Нина МЕТЛИНА
В качестве справки
Михаил Стоячко родился 21 июня 1968 года. Закончил художественную школу им. В.А. Серова (г. Калинин) и Тверское художественное училище имени А.Г. Венецианова («Станковая живопись»). Член Союза художников России, Международной ассоциации изобразительных искусств ЮНЕСКО, участник международных, республиканских выставок с 1989 года. В 2008г. награжден архиерейской грамотой архиепископа Тверского и Кашинского в благословение за усердные труды во славу святой церкви. Основатель Калязинской художественной школы. Участник многочисленных художественных экспедиций и пленэров. В мае 2016 г. на саммите стран АСЕАН картина художника была преподнесена в качестве подарка от лица президента и правительства России представителям Малайзии. В 2017 г. Михаилу Стоячко присвоено звание члена Петровской Академии искусств и наук.

 

Адрес редакции: 170100, Тверь, Вагжановский пер., д. 9 офис 311
Тел./факс: (4822) 57-00-70, тел./факс: (4822) 41-95-18
Мы в соц сетях:
Яндекс.Метрика