Подписаться на рассылку

Вы можете подписаться на нашу рассылку, заполнив необходимые поля снизу. Будьте в курсе всех новых мероприятий и новостей.

Персона Олег Балаян: За родной дом нужно стоять насмерть!

Доктор военных наук, профессор, генерал-лейтенант, ректор Тверской государственной сельскохозяйственной академии отвечает на вопросы журнала «Реноме»

Академия – под ударом

– Олег Рубенович, у вас очень насыщенный событиями жизненный путь. Но мне в начале интервью хотелось бы обратиться к тому периоду, когда вы руководили Академией ПВО им. Жукова, отметившей в этом году 60-летний юбилей. Именно на ваш период управления выпал тот роковой момент, когда Минобороны во главе с Сердюковым приняло решение о расформировании уникального учебного заведения. Слава Богу, этого не произошло. Как удалось отстоять свои позиции?

– Сейчас существует огромное количество мнений – кто и за что боролся, когда академия была под ударом. Теперь важно то, что всем нам сообща удалось ее сохранить. На мой взгляд, определяющим стало то, что  академия была базовой для обучения специалистов противовоздушной обороны Союза Независимых Государств, что и было закреплено Постановлением глав Правительств СНГ. Было совсем непростым делом добиться этого согласия в каждом из государств. Это во-первых. Во-вторых, большой вклад в то, чтобы создать установку нетерпимости к закрытию академии, внес генерал-полковник Анатолий Хюпенен, который и на сегодняшний день является председателем Объединенного совета ветеранов Войск ПВО.  В совокупности эти два фактора и не позволили закрыть вуз. Конечно, нельзя забывать про самоотверженный труд всего коллектива.

Плюс академия всегда имела огромные неоспоримые достижения. При личном общении с Сердюковым у него в кабинете он не сумел противостоять ни одному моему доводу в пользу сохранения академии. Любая академия является важной, но конкуренцию академии им. Жукова мало кто сможет составить. Даже в академии Генерального штаба в Москве, где я учился, большая часть наработок – например, по автоматизации процессов управления – применяется только одной академии, нашей, тверской.

 

Один на один с Богом

– Что для вас было самым главным моментом в период руководства вузом, чем можно гордиться? Помню историю с храмом, которую я в свое время тоже рассказывала…

– Если говорить о храме, то этим гордиться нельзя.

– Но никто же, кроме вас, этого не сделал?

– Во внутреннем дворе академии стояло неприметное здание, которому нужно было найти применение. Раньше в нем находились пускатели электронно-вычислительных машин, а теперь оно пустовало. Возникла мысль сделать в нем часовню. Тем более что военная служба предполагает очень многие ограничения – моральные и нравственные. И я посчитал, что хорошо бы иметь такое место, в котором военнослужащий может поговорить один на один с Богом.

Начались работы, к которым все желающие подключались добровольно, по зову сердца. Сначала вместе с курсантами выкопали траншею, укрепили фундамент. Потом нашелся офицер, который помогал беспрерывно и лично руководил ремонтом. Впоследствии он и стал настоятелем. Так, при помощи энтузиастов, появилась часовня. Со временем она трансформировалась в полноценный храм. Сегодня это действующая церковь со всеми атрибутами, и свою функцию, которая была задумана первоначально, она полностью выполняет.

– Но вы ввели и некоторые реформаторские моменты, а именно обучение гражданским специальностям.

– Вы знаете, так было действительно при мне, но это заслуга многих. Мне посчастливилось работать с огромным количеством талантливых людей. Некоторые из них на сегодняшний день ушли из жизни, некоторые, такие как академик Владимир Барвиненко, продолжают плодотворно трудиться. Кстати, он работает в нашем городе и возглавляет компанию «Русские базовые информационные технологии», которые занимаются суперсовершенными вопросами, значимыми не только для города или страны, но и для всего мира. И вот эти люди – все мы вместе – придумали ввести дополнительные специальности, чтобы дать возможность преподавателям дополнительно зарабатывать.

Нововведение имело успех. Первый прием был всего лишь 60 человек. Но среди них (тогда не было ЕГЭ) 11 медалистов! Нововведение продолжается и сейчас, начали прием на обучение девочек, и на 30 мест в этом году пришли 600 кандидатов.

 

Как мы отгоняли американские бомбардировщики

– Ваша военная служба началась с начала 70-х годов. Судьба бросала вас, молодого офицера, по стране. Вы служили в Сибири, на юге и севере Урала, в Казахстане, а уже потом в Москве и в Твери. Где было тяжелее всего? Какие моменты вспоминаются сейчас?

– Мне повезло в том смысле, что меня быстро оценило командование. И будучи старшим лейтенантом, я руководил подразделением, в котором было подчиненных мне шесть майоров, каждый из которых был старше меня лет на 15. Было легко тогда? Наверное, нет. Мне, ставропольчанину, который привык к теплу, зелени, фруктам, нелегко было находиться в Сибири, в условиях, когда зимой морозы даже в те времена за минус 40 были нормой. День и ночь – полеты. Никто ничего не объясняет, а все требуют, и – надо выполнять!

Тяжелое время – Заполярье. У нас был полк истребителей дальнего действия. И буквально каждый квартал надо было уходить на аэродромы – у Северного полюса. Очень интересная, если не участвовать самому (улыбается), романтическая жизнь. Там были любопытнейшие сюжеты, в том числе, во время ХХV съезда КПСС Вооруженные силы США решили увеличить количество своих стратегических бомбардировщиков, дежурящих в воздухе над Северным полюсом с ядерным оружием на борту. И вот нашему полку ставилась задача – их отогнать. Можно долго и достаточно интересно рассказывать о том, как мы это делали, причем нами двигал патриотизм и мы чувствовали превосходство над врагом.

Вообще о службе в армии можно рассказывать бесконечно. В том числе о том, что меня никто никогда не спрашивал – на какую работу я буду переходить дальше? Всегда ставили перед фактом. Уже когда я был подполковником, мне позвонили по телефону во время полетов полка и отдали приказ – через полчаса сесть в самолет и вылететь в другую республику для прохождения дальнейшей службы. Мне нельзя было даже забежать домой, чтобы собраться. Я позвонил жене и попросил передать мне с собой сумку с запасной рубашкой, часами и бритвой.

Члены семьи были в растерянности и не понимали, что делать и когда я заберу их. А у меня не было ответа. Как-то мы с женой посчитали, что то ли 15, то ли 17 раз меняли квартиры…

 

Мне всегда везло на людей рядом

– В Ржеве вы возглавляли – ни много ни мало – авиационный корпус (32 корпус ПВО). Какие задачи перед вами ставились на тот момент?

– Командир корпуса отвечал лично и непосредственно за защиту 20 областей Центрального региона РФ, включая Московскую, от ударов противника с воздуха, за защиту 1 750 км государственной границы в воздушном пространстве, за контроль полетов и перелетов над этой территорией. Для этого подчиненные части располагались в 50 городах Центрального федерального округа. Это многотысячный коллектив и огромное количество техники, истребительные авиационные, зенитные ракетные полки, радиотехнические соединения и части, разбросанные по всей стране. У нас был самый высокий уровень автоматизации, который существует в Вооруженных силах. Мы располагали быстродействующими электронно-вычислительными машинами со специальными программами.

Но мне всегда везло – у меня всегда были хорошие коллективы и сильные, умные люди рядом, на которых можно было опереться. Все, кто был моими заместителями, пошли очень далеко. Один из генералов, будучи уволенным в запас, возглавляет сейчас в Ростове крупный бизнес. Другой – заместитель мощного концерна «Радиотехнические системы». Мой бывший юрист стал начальником юридической службы Министерства обороны РФ. И бывший командир авиационно-истребительного полка, который расположен в Хотилове, в Вышнем Волочке, сейчас заместитель начальника генерального штаба Вооруженных сил РФ. Вот с такими людьми, настоящими профессионалами, верными своему долгу, нам удавалось иметь низкий уровень происшествий, несоизмеримый с другими аналогичными организациями.

– Вы, человек с такой богатой военной биографией, вдруг стали ректором очень мирной академии – сельскохозяйственной. Не скучно вам там было первое время?

– Знаете, если бы мне предложили процветающую организацию, в которой решены все вопросы, это одно. Мне же предложить возглавить академию, которая показывала на тот момент не очень хороший результат.

– И вам стало интересно…

– Естественно. Там были недостроенные сооружения, там была довольно сложная обстановка, было много нерешенных вопросов. Достаточно сказать, что когда я пришел и временно исполнял обязанности руководителя, заместитель не раз мне говорил: «Быстрее бы вас назначили, а то мы не знаем, как платить людям зарплату».

Сегодня Тверская государственная сельхозакадемия академия твердо стоит на ногах. По оценке РИА «Новости», это лучший вуз в Тверской области. Эксперты агентства опрашивали огромное количество преподавателей и студентов каждого вуза, и по совокупности показателей мы вышли на первое место. В академии преподает достаточное количество ученых. В этом году мы выпустили одних только экономистов 750 человек. Это столько, сколько выпустили всего за 30 лет в этом вузе. Я горжусь всеми достижениями академии, горжусь своим коллективом. У нас сейчас все поля академии засеяны и выглядят образцово. И когда проезжаешь и видишь это, сердце радуется. Кстати, к нам приезжает много высоких гостей, представителей министерств, других регионов, фотографируют и комментируют, что хотят показать снимки своим руководителям – как должно быть.

 

Орден на мундире – это определенное обязательство

– Мне хотелось бы задать вам вопрос именно как видному военачальнику. Сейчас наша страна живет в преддверии очень важного и символичного 2018 года, который пройдет под знаком президентских выборов. Ситуация в стране непростая, равно как и геополитическая. И она не очень изменилась после встречи лидеров двух сверхдержав – России и Америки. На ваш взгляд, насколько сильными военными ресурсами мы именно сейчас обладаем, чтобы дать возможность сохранять в мире паритет?

– Не помню, в каком году Никсон общался с Хрущевым, и у них произошел такой разговор. Никсон сказал: «У нас значительно мощнее стратегические ядерные силы», на что Хрущев парировал: «Вы хотите сказать, что вы можете уничтожить нас 100 раз, а мы вас всего лишь 20»? Нужны комментарии?

Дело в том, что мы можем нанести неприемлемый ущерб любому государству. Смысла вести боевые действия с Российской Федерацией ни для кого нет. И США со всеми их возможностями не способны противостоять нам. У нас есть ядерная триада. Ядерные силы Военно-морского флота, в первую очередь расположенные на ракетных атомных подводных лодках. Это стратегическая авиация с ядерным оружием, которая постоянно дежурит в воздухе. Это флот, рассредоточенный в мировом океане, и ракетные войска стратегического назначения, которые сейчас активно модернизируются. Это знаменитые «Тополя» в различных модификациях, которые движутся по территории страны, они малоуязвимы, и время готовности к пуску ракеты – буквально 1-2 минуты. Кто может пережить этот натиск? Поэтому представить, что конфликт перерос в вооруженный с любой страной мира, невозможно. Люди могут спать спокойно. Мы на сегодняшний день достаточно защищены.

– Вы награждены пятью орденами СССР и РФ (в том числе – орденом Русской православной церкви); 26 медалями (их них шесть от министров обороны иностранных государств), медалью Губернатора Тверской области «За доблестную службу в Тверской области», знаком «Во благо земли Тверской», медалью «За заслуги перед городом». У меня вопрос: эти шесть медалей от зарубежных государств – от каких и за что именно?

– Точно не от Америки (смеется). Тут нет большой загадки. В основном это за подготовку специалистов стран СНГ: Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Армении, Белоруссии, а еще Монголии.

У меня есть особая награда – это орден РПЦ Дмитрия Донского, которым я очень горжусь. Это не просто высокий атрибут и красивая вещь, которым украшают мундир. Это еще и определенные обязательства, за которые надо рассчитываться всю жизнь.

 

Мы были детьми двора

– Давайте поговорим о вас лично. Вы родились в Ставрополе, учились там же. Ваши родители кем были? Самые главные постулаты, которые они вам привили в детстве?

– Мои родители были ветеранами Великой Отечественной войны. Встретились они на территории Германии, там и поженились. Мама, Валентина Михайловна Воронцова, была медсестрой. Папа, Рубен Иванович Балаян, – комендантом, служил в ранге замполита артиллерийского дивизиона, удостоен высоких наград. Есть такой портал «Герои войны» Минобороны, на котором представлена вся информация о героях. Есть она и о моем отце. Честно говоря, мне, сыну, без слез невозможно было это читать. Своим местом жительства в мирное время родители выбрали Ставрополье – посредине между родиной мамы Волгоградом и родиной папы Ереваном. Там родились я и моя сестра. Папа работал по своей экономической специальности. Мама трудилась с первого и до последнего дня 30 с лишним лет на заводе технического углерода начальником участка.

Мое детство было похоже на обычное детство миллионов моих сверстников. За руку в школу никто не водил. Мы были детьми двора, и он нас воспитывал. И могу сказать, что те принципы, которые он нам прививал, были красивыми, интересными, достойными. Это нигде не было написано, но свято нами выполнялось. Нельзя обижать девочек, нельзя драться с теми, кто ниже тебя ростом или младше, надо быть честным со всеми. Если кто-то что-то не выполнял, это считалось позором, и можно было получить от своих собратьев приличные подзатыльники. Нам привили хорошие человеческие качества, которые и легли в основу наших характеров, и позволили очень быстро адаптироваться в любых коллективах. Моя семья служила мне примером семейных отношений, которые нужно пронести через всю жизнь. Идеалы дружбы, братства, патриотизма – истоки всего этого тоже от моих родителей, которых я очень люблю и уважаю.

 

Роль, которую выбрал я, понятна и очевидна для всех…

– У вас крепкий брак, ваша супруга сопровождала вас всю жизнь, мотаясь с вами по всей стране.

– Мы учились в одном классе. И сразу по окончании училища, когда нужно было уезжать, решили объединить свои жизни. Татьяна перевелась ко мне в Сибирь, оканчивала мединститут уже там.

Как-то в академии один вернувшийся из отпуска офицеров сообщил, что развелся с женой. Начальник факультета генерал Гришин узнал это и сказал ему: «Если ты бросил жену, значит, ты можешь бросить Родину. Такие офицеры академии не нужны». Тот парировал: «Я ее не бросал, она от меня ушла». На что Гришин бросил: «Если ты не нужен даже своей жене, то не нужен академии» (смеется). Я не хочу сказать, что главное – принуждение. Главное – это определенные обязанности. У нас двое прекрасных детей, которые нашли свое место в жизни, трое внуков. Мы любим и гордимся ими. Старшему 12, а младшему два. Поэтому разрушить эту конструкцию было бы неправильно, несмотря ни на какие дополнительные причины.

Вообще, по моему мнению, жизнь человека должна составлять определенную историю, в которой от рождения до смерти нужно играть свою роль. И роль, которую выбрал я, – понятна и очевидна для всех. Стремлюсь сделать так, чтобы это было одним сюжетом.

– Кто из легендарных военачальников современной эпохи или из прошлых эпох для вас – особый пример, на который хотелось бы равняться? Чья жизнь, опыт, мемуары вызывают у вас искренний интерес?

– Я бы не хотел говорить об общепризнанных. Есть люди, с которыми мне довелось работать бок о бок и которые вызывают у меня искренне уважение. Это люди, которые на личном примере показали, что их проблемы – ничто по сравнению с теми, которые ставят перед ними задачи и интересы защиты государства. В том числе, это командующий Московским округом Военно-воздушных сил и противовоздушной обороны, генерал-полковник Геннадий Васильев. Уникальная личность! Он отказался от высокой должности и места работы в центре Москвы в знак протеста против реформирования округа. И когда такие, как я, предложили тоже встать рядом и отказаться от всего, он сказал: «А это может нарушить устойчивость обороны!» И для всех нас это был урок. И я пытался учить своих подчиненных – понимать, что главным является задача, которая решается. Только при четком и успешном выполнении этой задачи можно иметь ордена, медали, материальные блага. Но никак не наоборот!

 

Перед городом стоит много задач

– Тверь для вас – не совсем родной город, но живете вы здесь на протяжении последних более десятка лет, являетесь депутатом Гордумы. К сожалению, не все у нас тут гладко. За что ее можно любить? Какие уголки для вас стали родными?

– В жизни любого офицера есть специфика. Это частые перемещения с места на место. Поэтому появляется следующее восприятие: всегда считать родным домом тот, куда ты пришел. А за родной дом всегда нужно стоять насмерть! Поэтому когда я приехал в Тверь и стал работать в академии, абсолютно сознательно считал родными ее и город, интересам которых нужно посвятить все свои действия. Я искренне радуюсь достижениям военной академии, и сейчас, когда Министерство обороны начало выделять средства (чего раньше не было); мне приятно видеть, как она расцветает, как стали выглядеть фасады, как изменилось внутреннее убранство. И то, как люди там себя чувствуют, сколько они получают, высокие конкурсы на специальности, их востребованность – вызывает у меня чувство восхищения.

Самым родным для меня является дом, который сам построил. Чувствую огромную радость, когда возвращаюсь туда, тем более что прихожу поздно. Ибо работы у нас очень много. Много задач стоит перед городом, и все нужно решать. В столице Верхневолжья идет беспрецедентный масштабный ремонт дорог. Что бы ни говорили, он будет завершен добросовестно, качественно и в срок. И вот этот символичный крест – от площади Гагарина до трассы М-10 и от железнодорожного вокзала до нового волжского моста – будет суперновой высокотехнологичной аккуратной дорогой, что задаст общий тон приведению города в порядок. Есть еще много интересных задумок, которые тоже удастся реализовать. Губернатор Тверской области Игорь Руденя добивается того, чтобы Тверь имела европейский вид. Мы, со своей стороны, будем биться и делать все, чтобы так и было. Беседовала Нина МЕТЛИНА

 

 

Адрес редакции: 170100, Тверь, Вагжановский пер., д. 9 офис 311
Тел./факс: (4822) 57-00-70, тел./факс: (4822) 41-95-18
Мы в соц сетях:
Яндекс.Метрика