Подписаться на рассылку

Вы можете подписаться на нашу рассылку, заполнив необходимые поля снизу. Будьте в курсе всех новых мероприятий и новостей.

Город золотой...

Богородицкий Житенный женский монастырь в Осташкове встречает свой 300-летний юбилей

Есть места на земле, куда заставляет вернуться неведомая сила. Для нас таким местом стал Богородицкий Житенный монастырь. Побывали здесь один раз у гостеприимной матушки – настоятельницы Елисаветы – и вдруг поняли, что обязательно приедем сюда вновь, как журналисты, чтобы рассказать всему миру о том, что мы увидели. Просто не можем, иначе сердце и душа не успокоятся...

Обитель в форме сердца

Знаете ли вы о том, что с высоты птичьего полета монастырь выглядит как сердце, лежащее в обрамлении зелени среди бескрайней водной глади благословенного Селигера? Понятно, что место здесь особое, люди особые, энергия особая. Вот почему сами приходят сюда взрослые и дети, пышным цветом распускаются цветы и плодоносят деревья и кустарники (даже вызревает южный виноград). В любви и ласке здесь проживают коты и кошки.

Уместное сравнение или нет, но мне лично показалось все это похожим на некое идеальное место. Однако оказалось, что я близка к истине, и сами сестры называют это место райским садом (как называли и те, кто жил в монастыре века назад). А мысли материальны... Да, и сам-то остров носит название Житное, которое ассоциируется с успешным земледелием и плодородием. История же появления здесь монастыря связана вообще с чудом.

В 1711 году Осташков пострадал от очень сильного пожара, в котором сгорело практически все. Разбирая пепелище, местные жители обнаружили невредимой икону. Горожане поняли, что она чудотворная, и решили построить для нее монастырь, выбрав как раз остров Житное. Так, ровно триста лет назад, в 1716 году, и был основан Богородицкий Житенный мужской монастырь. Позднее остров превратился в полуостров, ведь его искусственно соединили с материком дамбой. Монастырь же был мужским до своего закрытия в начале двадцатых годов прошлого века. А в 2002 году, по указу архиепископа Тверского и Кашинского Виктора и Священного Синода, открылся как женская обитель.

А мне хотелось бы рассказать о той самой иконе, так как все, что связано с ней, овеяно ореолом тайны. Сама Смоленская икона Божией Матери, по преданию, написана святым евангелистом Лукой. Она называется еще и Одигитрия, что значит – «путеводительница». Смоленской она называется с того момента, когда Владимир Мономах перенес ее в Смоленск и поставил в соборном храме Успения Богородицы. А теперь – именно о том чудотворном образе, который нашли после пожара. Его судьба в двадцатом веке, как и судьба самого монастыря, была трагической. Монастырь после революции был подвергнут надругательству и разграблению. Тем не менее икона была спасена, опять-таки чудом, благодаря набожной семье Фокиных, прихожан монастыря.

В 1929 году Елена Константиновна Фокина (Трубицына) однажды пришла сюда, в разоренный пустой храм, и увидела лежащую на полу ту самую икону – в грязи, без ризы. Она схватила ее, прижала к сердцу и унесла к себе домой. 70 лет ее семья бережно хранила у себя святыню. Перед смертью в 1975 году она завещала своей дочери – Елизавете Николаевне – передать икону в обитель, если она будет восстановлена. Что и произошло позднее. Очень любопытный момент, о котором поведала впоследствии дочь: во время войны ее мать обносила иконой свой квартал в Осташкове, и ни один дом в ее районе не пострадал от бомбежки.

А вот уже случай из новейшей истории, о котором мне поведала матушка Елисавета. Монастырский домашний храм, где и находится сейчас икона, восстанавливал некрещеный человек, страдающий неизлечимой болезнью. После того как реконструкция завершилась, он внезапно избавился от недуга, мучившего его долгие годы. В благодарность он лично, за свои средства, сделал ризу для иконы. Причем изготавливал ее с огромным старанием и любовью.

Да, точно сказала мне матушка: у Бога много милости…

Ноев ковчежек для детей, цветов и котов

В летний день монастырь весь расцвечен солнечными лучами. Мы приехали, прошел грибной дождь, и опять все засверкало и засияло. А жизнь здесь не остановилось ни на секундочку, она продолжалась. Нам оставалось только удивляться. Мы не увидели здесь ни одного человека, который сидит и просто греется на солнышке. Все-все заняты здесь делом, работа просто кипит!

Вот послушницы, насобирав в бору корзинки белых грибов-здоровяков, тут же осваивают их – чистят, разрезают и запускают на кухню. Вот девчата чистят рыбу, выловленную, разумеется, в озере Селигер. Вот рабочие снуют туда-сюда с тачками, доверху наполненными красными кирпичами, – это строится еще один корпус на территории монастыря. Вот сестра печет в русской печи ароматные пирожки и ни с чем не сравнимый румяный монастырский хлеб, и сразу дает нам попробовать его – с пылу с жару! А вот паломница, вооружившись шлангом, обходит аккуратно каждый цветочек, напаивая его водой. И так с утра и до вечера. Это целое государство – со своим уставом и своими правилами распорядка дня и режима труда, где нет места лени и праздности.

И все-таки на солнышке и в тени блаженствуют кошки. Но ведь даже у них здесь свое послушание. Они избавили монастырь от нашествия крыс и мышей, и теперь могут спокойно наслаждаться тихой жизнью. Когда-то, в советское время, на территории монастыря и прямо в храме устроили маслосырзавод, после чего здесь стали «править» полчища грызунов, от которых не могли долго избавиться. А вот стали появляться хвостатые-полосатые-мурчащие, и проблем как не бывало. Кстати, вот, полюбуйтесь: на снимке – старожил, кошка Люська, которая живет здесь со дня основания. Матушка Елисавета гладит ее по головушке и говорит: «Ни одного зубика нет, а крыс и мышек все равно приносит». Люська спасается от полуденного зноя в цветах. Только что отцвели райские кущи роз, и заполыхали разноцветными огнями лилии. Красота!

«Дети, цветы и коты – это наша радость, утешение и умиление», – считает настоятельница, матушка Елисавета. И продолжает: «Все, кто наши, – все любимые». Наши – это те, кто волею судьбы попадает на этот Ноев ковчежек, остров всеобъемлющей любви, теплоты, доброты. А попадают разными путями. Кто-то приходит сам. А кого-то, как в средневековом предании, подбрасывают сюда. Да, есть такое. Матушка ласково благословляет парня-богатыря. А я понимаю, что это тот, про которого она недавно нам говорила. Мать много лет назад оставила своего малыша в обители. Господи, как же так? И ведь вырастили, научили, воспитали, дали путевку во взрослую жизнь. А он и уходить отсюда не хочет, из отчего дома... Судьбы, судьбы...

Проснуться, перекреститься, улыбнуться и жить

Особо хотелось бы рассказать о детях. Собственно говоря, именно с ними и связано наше первое знакомство. В прошлом году ансамбль Богородицкого монастыря я увидела на одном из торжественных мероприятий в Твери, где он поразил меня – и не только меня – своим энергичным, заразительным, вдохновенным исполнением. От детей исходит положительная энергетика. Они поют, пляшут, это настоящие артисты. К слову, надо обязательно отметить их художественного руководителя, талантливого человека Анатолия Боруцкого, возглавляющего Московский детский театр песни «Потешки». Здесь, в монастыре, он находится как подвижник, и его опыт работы с детьми (заметьте, дети здесь, как вы догадываетесь, особенные) достоин восхищения.

В прошлый наш приезд мальчишки и девчонки показали нам целый концерт. Задорно и артистично они исполняли песни 80–90-х годов. Кто-то скажет: в монастыре и шлягеры, как так? Но вот только тут считают, что дети есть дети. И творческие занятия для них – это своего рода воспитание и перевоспитание искусством. Здесь уже столько открыто талантов! А в этот день нашего приезда мы видели, как воспитанники и воспитанницы занимаются еще и акробатикой. Нас поразила девчушка, ловко разъезжающая в длинном сарафане на велосипедном колесе и с балалайкой в руках. В общем, как говорят, кипучую энергию – в мирное русло!

Как рассказывает матушка, все началось в 2004 году, когда в обитель САМИ пришли две девочки из неблагополучных детей и стали здесь жить. Так начался новый отсчет монастырской жизни. Это своего рода громадная социальная функция, которую послушницы обители взяли на себя добровольно. Сейчас при монастыре воспитываются более пяти десятков детей. Они живут здесь со своими мамами, по разным причинам оказавшимися в трудных жизненных ситуациях, а условия в святой обители равны для всех.

Здесь находится прекрасная общеобразовательная школа. Учителя и монахини очень пристально следят за учебой своих воспитанников. На территории монастыря располагаются мастерские, где они обучаются разным премудростям мастерства. Ну а о том, как здесь занимаются с детьми творчеством, мы уже рассказывали. Конечно, ребята живут в особом пространстве, где постоянно борются с грехом и искушениями; молитвы, послушание – это особый образ жизни для них, который они приняли.

Новое, что еще появилось здесь, – это система «Дочки-матери», когда сами послушницы восстанавливают утраченные духовные связи между мамочками и их детьми, «сращивают» заново, восстанавливают разорванные семейные ниточки и роднят! Не должны быть они сиротами при живых родителях – считают тут. «Никто так не вымолит, никто так не будет любить ребенка, как родная мать, у которой почва пошатнулась под ногами», – считает матушка Елисавета. К каждому человеку здесь относятся с большим вниманием. Впоследствии дети, выпорхнувшие из отчего гнезда-монастыря, всегда, в уже взрослой своей жизни, находятся в поле зрения монастыря.

Я спросила: «Матушка, а как вам хватает любви на всех? Это же невозможно – отдавать ее каждому ребеночку, цветочку, котику, что находятся здесь?»

«Возможно, – ответила матушка. – Полнота любви – у святых людей, а мы учимся ей. Любовь – это высшее чувство, дар Божий. Но все равно сердце дрогнет, когда к нам приходит ребенок. Он как брошенный затравленный котенок, которого обижали. Вот и ищем ключик к его сердцу».

И с оптимизмом продолжила: «Просто нужно стать на эту параллель жизни и идти, не оглядываясь! Мы делаем это, не задумываясь. Знаете, как у меня начинается каждое утро? Проснуться, перекреститься, улыбнуться и жить!»

Вместо эпилога

Свою публикацию я назвала «Город золотой». Именно эту песню БГ мы услышали, как только переступили порог обители. Здесь готовятся к юбилею. И как раз в студии записывалось музыкальное сопровождение к фильму о монастыре. Песню исполняли дети, а записывал ее еще один творческий человек, тоже подвижник Игорь Лисенков, заслуженный артист Мордовии, композитор и аранжировщик. И матушка Елисавета, заметив наши вопрошающие взгляды, обронила фразу: «Это импровизация была, как из души лилась». Я подумала: «А ведь «Город Золотой под небом голубым» – это, и точно, про обитель на острове?» А как вы думаете?..

Нина МЕТЛИНА
Фото Виктора АНТОНОВА и из архива Богородицкого Житенного женского монастыря
Адрес редакции: 170100, Тверь, Вагжановский пер., д. 9 офис 311
Тел./факс: (4822) 57-00-70, тел./факс: (4822) 41-95-18
Мы в соц сетях:
Яндекс.Метрика