Подписаться на рассылку

Вы можете подписаться на нашу рассылку, заполнив необходимые поля снизу. Будьте в курсе всех новых мероприятий и новостей.

На пороге храма

Храм Бориса и Глеба, подворье Нило-Столобенской пустыни, на Краснофлотской набережной постепенно преображается на глазах. В позапрошлом году освятили крест, и здесь регулярно стали проходить службы. В прошлом году здесь случилось знаменательное событие, которое освещало и наше издание, – церковь наконец-то обрела звонницу. И теперь волшебные звуки колокола разносятся на всю округу. В первой половине июля этого года в церковь привозили ковчежек с мощами св. Матроны, и тысячи тверичан приходили сюда поклониться им, в их числе были и мы.

Настоятелем храма является протоиерей Вадим Капитонов. С ним мы неоднократно встречались на самых разных и светских, и культурных мероприятиях. А сейчас, в преддверии праздника – Дня святых мучеников, страстотерпцев благоверных князей Бориса и Глеба - мы решили пообщаться со священником и задать ему вопросы.


– Отец Вадим, ваши ощущения, когда вы несколько лет назад только ступили на порог этого храма? Что вы увидели?

– Вы знаете, храмом это было трудно назвать. Внешне это был облик храма, а внутри… Первое, что открылось нам, – это придел, где мы служим сейчас. Там была большая смотровая яма, все в солярке, грязно, мусор. Я посмотрел и сказал: «Это даже не ноль, это минус один!» Вот такие у меня были ощущения. Поднялся на второй этаж – там вообще был пожар, все обгорело. Я просто стоял и думал, что делать дальше.

– У храма богатая история, но мне кажется, что за время, когда вы служите здесь, вы узнали какие-то новые подробности. Расскажите о каких-то интересных страницах, о которых, может быть, другие не знают?

– Например, в прошлом году к нам привозили ковчег с частицей мощей матушки Матроны. После этого ко мне обратились четыре человека, у которых родились дети. Одного ребенка, буквально за неделю до приезда в этом году, я крестил.

– Это из новых случаев, а из старых?

– У храма вообще очень богатая история. Он интересен тем, что у него четыре входа: два – в летний придел, со стороны улицы и со стороны двора, и два – в зимний придел, на первый этаж, так как приделов три, еще один вход широкий. Он, скорее всего, был сделан при советской власти, так как был поменьше. Это северный придел в честь иконы Божией Матери «Нечаянная Радость». Уже этим он уникален. Потом – переходная лестница.
Мало кто знает, что здесь еще была колокольня, которая была взорвана в 20-е годы. Никто не может дать мне ответ, почему колокольню взорвали, а храм нет, хотя она стояла не отдельно от храма, а была его частью, переходом с улицы на второй этаж. Она была взорвана «аккуратно», ничего не повредили. У нас в мечтах – восстановить ее, но все по возможности: по одежке протягивай ножки.

А что касается событий… В советское время в алтаре находилась бухгалтерия одной из организаций. Батюшка, будучи по делам в ней, предупредил, что нельзя, чтобы в алтаре находились женщины, хотя он уже был осквернен. Начальство не вняло его просьбе. А когда молодая девица умерла от внезапной болезни, сразу нашли другое помещение.

Храм был любим – так как он построен в честь Бориса и Глеба (в крещении Романа и Давида), первых русских святых, которые были признаны Константинополем, первой вселенской церковью. На Руси отметили тысячелетие со дня их мученической кончины, которая произошла в один год с князем Владимиром, их отцом. Краснофлотская улица называлась раньше Борисоглебской. Этих святых народ чтил, им молился, как святым, которые помогают в избавлении от междоусобной брани, семейной брани, во многом государству, так как они умерли за престолонаследие, киевский престол, от руки своего же сродника Святополка Окаянного, и мученическая смерть в молодом возрасте, за 20, приблизила их к Богу.

– Отец Вадим, с момента вашего прихода сюда храм преобразился. За счет каких усилий, ресурсов проводится реставрация?

– Это, наверное, лучше спросить у тех людей, которые нам помогают. Так как один священник ничего не решит. Помощь идет от людей, неравнодушных к боли, которую испытывает храм. И поэтому нашлись меценаты, которые давали личные денежные средства, или помогали рабочей силой, или материалом. Это все коллективные усилия.

– Частные пожертвования? Никакой программы, помощи от фондов?

– Нет, к сожалению или к радости, мы не входим ни в какую программу, не состоим ни в каких фондах. Хотелось бы, чтобы государство обратило внимание на наш храм, но таких храмов тысячи. Естественно, средств, чтобы их все восстановить, не хватает.

– «Тверьреставрация», которая занимала это помещение, занималась и перепланировками внутри храма?

– Думаю, что не они. Тут ведь находились и фабрика, и общежитие – с 20-х годов, как закрыли храм, тут много кто был. В северном приделе стояли грузовые машины – этот факт налицо, так как, когда я пришел сюда, тут стояли большие гаражные ворота.

– В прошлом году произошло важное событие – открытие звонницы, прокомментируйте его, пожалуйста.

– Давайте начнем с 2014 года, когда по благословению Владыки Виктора был установлен крест, а затем и освящен в канун праздника святых Бориса и Глеба. Это было первое значимое событие. Крест – лицо, обозначающее, что храм живет. А в 2015 году, также 5 августа, мы освятили малую колокольню с колоколами, которые были куплены на пожертвования попечительского совета храма, который возглавляет Глава Твери Александр Корзин. Храм был приведен в надлежащий вид, как подобает.

– Большую роль играет попечительский совет, возглавляемый как раз Александром Корзиным, кто еще туда входит?

– Туда входят достойные люди города Твери, они участвуют личными пожертвованиями, а не средствами организаций, это их вклад в храм, и это дорого для меня.

– Вы занимаете очень интересную должность – заместителя председателя отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами на территории Тверской епархии и являетесь ответственным за взаимодействие с правоохранительными органами. Расскажите об этой части вашей работы, что входит в нее?

– Это послушание, которое я несу вне храма, – взаимодействие, общение с правоохранительными органами, УМВД, силовыми структурами, обеспечивающими порядок в нашем городе. Мы встречаемся с ними, проводим беседы с сотрудниками, участвуем в мероприятиях силовых структур. Недавно мы были на 80-летии ГАИ. Я преподавал в учебном центре МВД учащимся "Основы православной культуры".Эти встречи значимы для них и для меня, мы стремимся объяснить, что такое церковь, добро, Бог, любовь. Надеюсь, это получается, так как они задают вопросы, на которые я пытаюсь ответить – иногда сложные, иногда простые. В любом случае я вижу, что люди неравнодушны в первую очередь, к Вере в Христа и друг к другу.

– Скажите: на примере вашего прихода – как меняется отношение людей к вере?

– Храм достался нам в разбитом виде. Очень приятно видеть искренний отклик людей. К нам приходят разные люди – подростки, молодые, среднего возраста, пожилые; они моют полы, чистят подсвечники. Нам помогают условно осужденные по линии УФСИН Тверской области, возглавляемого Константином Александровичем Книсом. Это своеобразная проповедь Христа, приобщение к вере. Мы хотим видеть чистый храм – делаем это своими руками, в первую очередь для себя, хотим, чтобы территория была чистая. Организуются паломнические поездки – в Нилову пустынь, Троице-Сергиеву лавру и по другим святым местам. Люди с радостью участвуют в них. Недавно, 24 июля, была поездка на Оковецкий источник в Селижаровском районе.

У нас считается, что вера – это когда ты пришел в храм, стоишь, молишься, крестишься. И все. Но христианин – это человек, который, живя в обществе, должен жить по правилам этого общества, не забывая о том, что есть и Заповеди Божии. Если в нем есть это сочетание – это и есть гармония. Храм дает ответы на вопросы, которые человек не может получить в жизни, суете, работе, на улице. Христос не зря сказал: «Там, где двое и трое, там Я посреди вас», так как мы объединяемся, находим общие добродетели, в которых мы участвуем, и нам становится от этого лучше.

Христианство – большая объединяющая сила. В старые времена, до революции, она помогала народу жить, и неплохо: в начале XX века Россия занимала второе место в Европе по внутреннему валовому продукту, была обеспеченной страной. Если бы не Первая мировая война, которую мы не закончили и которая позволила произойти перевороту, то еще много бы лет существовал царский род. Вера объединяет. Даже Сталин, открывая храмы в 1943 году, открывал их не просто так, потому что он видел, что Вера объединяет и помогает народу в борьбе с захватчиками. Были открыты храмы, восстановлено патриаршество, возведен в сан патриарх Сергий.

Церковь всегда была объединяющим моментом в жизни любого христианского государства – на Кипре архиепископ был одновременно главой и церкви, и государства. Я рад, что сейчас идет возрождение, президент страны обращает внимание на восстановление монастырей, храмов. Это все еще более укрепляет чувство веры у людей.

– Не знаю, насколько корректен этот вопрос: ваша миссия на этой земле? Вы определили ее для себя?

– Самому себе давать оценку – неблагодарное дело. Я в церкви с 13 лет, это моя жизнь. Родом я из Смоленска. Недавно умер митрополит Феодосий (Процюк), при котором я начинал свое служение в Успенском соборе Смоленска. Собор поразил меня величием: иконостас 28 метров, а я маленький человечек. Можете представить, какое это было впечатление для ребенка? Начал ходить в храм, меня заметили, пригласили в алтарь, я стал алтарником. С тех пор моя жизнь неразрывно связана со служением в церкви. Другой судьбы себе не представляю и никогда не задумывался, что у меня может что-то измениться в этом плане. Господь дает мне силы – и я служу.

Подготовили Нина Метлина и Ольга Кузнецова

Фото Виктора Антонова

Адрес редакции: 170100, Тверь, Вагжановский пер., д. 9 офис 311
Тел./факс: (4822) 57-00-70, тел./факс: (4822) 41-95-18
Мы в соц сетях:
Яндекс.Метрика