Подписаться на рассылку

Вы можете подписаться на нашу рассылку, заполнив необходимые поля снизу. Будьте в курсе всех новых мероприятий и новостей.

Школа жизни Олега Лебедева

«Считаю себя русским офицером» – эту фразу я часто слышала от Олега Лебедева, депутата Законодательного Собрания Тверской области, в частных беседах. Да, наверное, он прежде всего офицер, а потом уже известный, успешный политик, которого тверичане вспоминают как самого деятельного и эффективного главу города. У многих он ассоциируется еще и с Заволжьем – это район, который стал родным и знаковым для него. Мы решили пообщаться с Олегом Станиславовичем, немного удариться в воспоминания и уверены, что наш разговор получился искренним и интересным.

Настоящий мужчина должен играть во все!

– Олег Станиславович, многие считают вас настоящим патриотом столицы Верхневолжья. Как ваша судьба связана с Тверью?

–Тверь для меня значит очень многое. Я родился в то время, когда мой отец поступил в Академию ПВО им. Жукова. Мое самое первое детское воспоминание: как я гоняю на трехколесном велосипеде по длинному коридору общежития, которое находилось на улице Лизы Чайкиной. Помните, как пел Высоцкий: «На 38 комнаток всего одна уборная». Это про то время...

А вообще корни моих родителей и по отцовской, и по материнской линии – из Арзамаса Нижегородской области. Отец некоторое время служил в Ржеве (он был летчиком и командовал там авиационным полком). Позже его перевели в Калинин, и тогда мы уже стали жить в Заволжье на ул. Горького, д. 136/6. С того времени вся моя жизнь неразрывно, до мелочей, связана с этим районом. Я пошел в детский садик на пересечении улиц Горького и Благоева, которого, к сожалению, уже нет, а затем в школу №17. У нее были лидирующие позиции в городе, в том числе и благодаря директору Нине Яковлевне Соловей. А весь коллектив педагогов я считаю просто легендарным. В моей судьбе огромную роль сыграл Вячеслав Яковлевич Герасимов – учитель математики, которого я вспоминаю с теплотой и любовью. Он тренировал нашу шахматную команду, в которой я состоял, и мы часто были победителями турнира «Белая ладья» в городе и в области.

– Признайтесь, вы не были послушным учеником.

– Учился я хорошо, иначе быть не могло – мои родители строго ориентировали меня на это. А вот по поведению у меня всегда стояло «удовлетворительно». Вообще я был искренне увлечен спортом, предан хоккею, просто бредил им, любил футбол. Отец мне всегда говорил: «Настоящий мужчина должен уметь играть во все!» Поэтому я старался осваивать по максимуму активные виды спорта. А в шахматы играл только тогда, когда у меня была какая-нибудь травма и на лед выходить было нельзя. Вот сидел с гипсом и играл.

Герасимов всегда ругался, когда я отдавал предпочтение хоккею, а не в шахматам. И однажды он поставил мне двенадцать двоек по математике подряд. Я доказывал теорему, как в учебнике, а он настаивал на его собственном способе, который показал остальным в классе во время моего отсутствия. Учитель стоял на своем, а я был очень упертым. Так продолжалось изо дня в день, пока меня с родителями не вызвали к директору школы. В итоге за четверть мне поставили «трояк», единственный за время моей учебы по этому любимому предмету. Я очень любил и уважал Вячеслава Яковлевича, как и все в школе. Когда его хоронили, несколько тысяч учеников собрались со всей страны. Я не смог присутствовать, так как на тот момент находился на боевом дежурстве.

– Вы так любите Тверь, а уехали учиться в Минское высшее военное инженерное училище...

– Честно говоря, долго выбирал между МГУ и им. В школе я активно участвовал в олимпиадах по истории и обществоведению и мог продолжить свою учебу в столице по этим специальностям. Но родители были против. Они всегда мечтали, что я буду военным, а мама считала, что я должен дослужиться до генеральских погон. Нас из Твери в Минск поехало 11 человек, и все как один поступили, хотя конкурс был, как я помню, 16 человек на место. Мне повезло учиться в одном из самых престижных военных инженерных вузов, и мой курс во время моей учебы три раза признавался лучшим в училище.

Бойся неблагодарных людей

– Кто из ваших родителей больше вложил в вас своей души?

– Так получилось, что на определенном этапе у отца и у матери появились другие семьи. И естественно, как это часто бывает, дети становятся ближе к матери. Мама, Антонина Михайловна, – уникальный человек. По своему характеру была очень честной, растила нас в строгости, была требовательной к себе и к нам.

Она дала мне очень ценный совет. «Сынок, бойся неблагодарных людей». И ее слова я неоднократно вспоминал. Особенно, когда стал главой города и мои одноклассники, друзья, знакомые стали приходить ко мне с различными просьбами. Мне приходилось объяснять им: «Вы же меня избирали, чтобы я для города что-то делал, а не ваши проблемы решал».

Тверь для меня значит очень многое. Судьба бросала меня по стране. Я жил в Минске, Москве, Клину, находился длительной командировке в Питере. Но меня всегда неодолимо тянуло в Тверь. Вспоминаю стихотворные строчки нашего великого земляка Андрея Дементьева: «Когда я приезжаю в Тверь, /Душа моя восторгом полнится. /И все — от дружбы до потерь —/
Живет во мне, болит и помнится».

– Вы вновь вернулись в Тверь в 1989 году, на сломе эпох. И опять у вас Заволжье, Второй Центральный научно-исследовательский институт Министерства обороны Российской Федерации, 11-ый отдел, куда все мечтали попасть. А вы, в конце концов, оттуда сами ушли. Зачем?

– Первым сигналом для меня была моя история с диссертацией. Мне поручили писать работу, тема которой была «Оптимизация группировок войск ПВО». Когда я начал заниматься предзащитой, мои научные руководители меня внезапно отругали и сказали, что я ничего не понимаю, мол, надо чтобы, наоборот, количество полков и дивизий увеличивалось, а не уменьшалось.

Это был для меня первый шок, и он сказался на моем общем настрое. Второе – не буду скрывать, нам месяцами не платили денежное довольствие. А уже в это время мои одноклассники стали заниматься бизнесом, открывались кооперативы, появились первые иномарки. И было очень неприятно видеть, как рушится армия. Я четко осознавал, что через год-два начнется сокращение офицерского состава. Да, и сами отцы-командиры нам в открытую говорили: идите, сами зарабатывайте себе на хлеб. И у меня вроде неплохо это получалось.

– Олег Станиславович, скажите честно: вам не обидно было, офицеру, идти в бизнес?

– Мне было не обидно, потому что надо было кормить семью. Обидно было за армию. К сожалению, уволиться можно было только по состоянию здоровья или по дискредитации. Я выбрал первый вариант. Но меня долго не отпускали. Первый мой рапорт генерал-майор Анатолий Сумин порвал. Мама не разговаривала со мной почти год. Но я был упрямый, и все-таки добился своего и стал заниматься бизнесом.

Бандитам не платил и платить не буду

– Вы ушли в бизнес, резко поменяли свою жизнь, став успешным предпринимателем. Буквально за несколько лет вы быстро продвинулись на этой стезе. Время было сложное. Наверняка вам приходилось бороться за свой бизнес, если даже не воевать!

– Практически сто процентов предпринимателей Твери находились тогда под криминальным влиянием. Я создал одно из первых охранных предприятий. Вернее, это был филиал московского «Алекса». Наша задача была сопровождать транспорт по трассе Москва – Санкт-Петербург. Мы заключили договоры с аналогичными охранными предприятиями. И ни разу в жизни ни одного рубля не заплатили криминальным авторитетам. Однажды они пришли ко мне в наш офис на Трехсвятской, 10. Я вышел и сказал, что бандитам не платил, не плачу и платить не буду. На их вопрос: «Вы что, хотите воевать с нами?» ответил: «В отличие от вас, я профессиональный военный».

Позже меня выбрали вице-президентом ассоциации ветеранов спецназа «Витязь».

– Тогда вы и шагнули в политику?

– Наш бизнес тогда очень далеко и серьезно ушел в сферу продажи продуктов питания. Мы стали открывать оптовые склады, заводы, тогда же появился «Тверской продовольственный союз». Вектор поменялся. Бизнес душили уже не столько бандиты, сколько чиновники. К этому времени я уже пережил первое покушение на себя. Вообще это были жестокие времена, тяжелая школа жизни, многие погибали, и мне приходилось хоронить своих товарищей.

Чиновники вымогали взятки, закрывали предприятия, выкручивали руки. Тогда директора наших предприятий (кстати, всего у нас в объединении уже работало более 2,5 тысяч человек) собрались вместе и попросили меня идти в политику. Надо было защищать наши интересы.

Признаюсь, что мама была против того, чтобы я избирался в Тверскую городскую думу. Когда я стал депутатом, она все время уговаривала меня уйти: «Зачем тебе это, с твоим характером, с твоим правдорубством?» Я отвечал ей: «Кто же нас этому научил, если не ты?»

Мама читала все эти пасквили в желтых газетах, очень переживала, все пропускала через себя. Она не выдержала, тяжело заболела и умирала на руках моей сестры Ольги Станиславовны и моей Натальи Николаевны, которая на тот момент родила мне сына Павла. В память о маме нами была восстановлена колокольня на храме Трех исповедников.

Выход из долговой ямы

– Олег Станиславович, давайте поговорим о периоде, во время которого вы возглавляли Тверь. Вы приняли город, когда он занимал 14-е место. Вот, смотрю, у вас на столе стоит статуэтка «Золотой рубль». Ее вам вручили в Государственном Кремлевском дворце в декабре 2007 года, когда столица Верхневолжья заняла первое место по темпам социально-экономического развития в ЦФО. Почему город совершил такой рывок?

– Когда я стал главой, меня все жалели. Я же воспринимал свою работу как социальное служение городу. Мне всегда было за него обидно. Он был грязный, неухоженный. Бюджет составлял 860 миллионов рублей и два с половиной миллиарда долгов, кредитов, не выплаченных банкам, и прочее. Четыре месяца не выплачивались зарплаты учителям и врачам, были задолженности за тепло и за электроэнергию. Настоящая долговая яма. Я в прямом смысле жил на работе первые два года, у меня не было ни выходных, ни отпусков.

Но есть вещи не только материальные, но и духовные. Например, у Твери не было даже даты ее рождения. И только благодаря моим усилиям и личным договоренностям с мэром Москвы Юрием Лужковым впервые в 2005 году город отметил свое 870-летие. Мы сумели реализовать проект «Поколение победителей». У этой идеи было много противников, а в итоге она получила одобрение на самом высоком уровне. И сейчас, когда я слышу слова нашего президента Владимира Путина, адресованные именно поколению победителей, мне очень приятно.

Для меня было сокровенным то, что Тверь стал Городом воинской славы; что город расплатился с долгами; что построил 22 современных предприятия и создал более 20 000 рабочих мест, что городская казна стала почти 7 миллиардов рублей.

Политическое рейдерство

– Динамика была поразительной, но почивать на лаврах вам не дали. Расплатой за все ваши успехи были обвинение по статье «Воспрепятствование производству предварительного следствия, совершенное лицом с использованием своего служебного положения» и тюрьма. Кому-то не понравилось, что вы слишком высоко поднялись.

– Кто-то почувствовал во мне конкурента. Я понимал, что на мое место планировался другой человек, что дело от начала до конца политическое и заказное, и никогда не признавал свою вину. Наверное, многие знают, что впоследствии оно рассматривалось на Государственном Совете в присутствии Владимира Путина и Дмитрия Медведева и было названо элементом политического рейдерства.

Для меня и моей семьи это было очень тяжелым испытанием, которого я не пожелал бы даже злейшему врагу. Театр абсурда, не более того. Дело разваливалось и было шито белыми нитками от начала о конца. Кстати, мне тогда очень помогал Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин.

Михаил Круг и Михаил Тверской

– Вы очень сильный человек. А были моменты, когда вам хотелось плакать?

– Я на этот вопрос отвечать не буду. Еще раз повторю: считаю себя русским офицером. Конечно, я не железный человек, но стараюсь свои слабости не показывать никому.

– А кто для вас является духовным примером?

– Это наши замечательные земляки: фельдмаршал Иосиф Гурко, общественный деятель Владимир Суслов, князь Михаил Ярославич Тверской. А силы мне придает иконка с частицей мощей Св. Михаила, которую подарил мне митрополит Тверской и Кашинский Виктор, и которую я храню дома. Ведь жизненный путь нашего святого – для меня пример стойкости, мужества и смирения.

– Вы входите в состав попечительского совета, лично тратите большие средства на восстановление Спасо-Преображенского храма, являетесь попечителем тверского ботанического сада, помогаете многим общественным организациям...

– Нина, я не хотел бы обсуждать, кто, сколько и куда тратит деньги. Я это делаю не для того, чтобы рассказывать об этом в статьях. Спасо-Преображенский собор – это настоящий символ возрождения Твери. Когда-то я встречался с Патриархом всея Руси Алексием Вторым, и он дал мне наказ: «Пока вы, тверичане, не восстановите свою главную святыню, не вернете мощи святого Михаила на свое место – не воцарится мир на Тверской земле». А вот про самого Михаила Тверского я впервые услышал много лет назад от нашего знаменитого шансонье Михаила Круга. Именно он взахлеб, часами рассказывал мне про небесного покровителя и заступника Земли Тверской и попросил меня присоединиться к нему и к главе Твери Александру Белоусову, чтобы посодействовать строительству храма Михаила Тверского возле Обелиска Победы, что и было сделано. Его мечта сбылась.

– Олег Станиславович, а ваши мечты? Они сбываются?

– Меня мои радуют дети. Сын Павел учится в Москве в Высшей школе экономики, уже работает в крупном банке. Дочь Ульяна учится на пятерки, активно занимается спортом, является чемпионом области по большому теннису.
В свое время у меня была мечта – реконструировать Восточный мост. Была мечта – привести в порядок Императорский дворец, и вот, спустя годы, он предстал перед нами во всей красе. Мечтаю пройти по новому мосту, который связал бы Заволжье с остальной частью города. Очень хотелось бы реконструировать стадион «Центральный» – он давно лежит в руинах, а может стать современным центром спортивной жизни. Безусловно, основной моей мечтой является реконструкция здания Речного вокзала, визитной карточки Твери, да и всей области. Есть еще много желаний, которые могли бы быть реализованы всеми нами вместе, в конструктивном сотрудничестве различных ветвей власти, депутатского корпуса, меценатов, представителей бизнеса, неравнодушных людей и общественников. Я связываю большие надежды с приходом на пост руководителя Тверского региона Игоря Михайловича Рудени, который отлично разбирается в экономике и в бизнесе, обладает большим потенциалом и возможностями и старается изменить ситуацию в лучшую сторону. Уверен, что все мы сумеем поднять нашу Тверскую область на достойный уровень.

Беседовала Нина МЕТЛИНА
Адрес редакции: 170100, Тверь, Вагжановский пер., д. 9 офис 311
Тел./факс: (4822) 57-00-70, тел./факс: (4822) 41-95-18
Мы в соц сетях:
Яндекс.Метрика